id77 (id77) wrote,
id77
id77

Categories:

Малоизвестный герой отечественной атомной энергетики Борис Дубровский.

Здравствуйте уважаемые.
Разбирая историю печальной страницы истории атомной энергетики - катастрофы на ЧАЭС я случайно наткнулся на человека, который не побоялся выступить с критикой официальной версии, человека, который единственный в первое время после аварии подал голос в защиту работников предприятия, обоснованно считая, что их назначили «стрелочниками», человека, который не побоялся поставить на кон свою репутацию, дабы его услышали, и подобные аварии в дальнейшем не повторились. Надо ли говорить, что сразу же после появлений его мнения в прессе, он должен был уйти в отставку и в первое время подвергся полнейшему остракизму в научной среде. Тогда он проиграл, но время показало, что он был прав. И кто знает – не прояви он тогда свою гражданскую и научную позицию, не показав человечность и принципиальность – может быть катастрофа подобная Чернобыльской, снова повторилась бы.
Все это я рассказываю о человеке с удивительной судьбой, одним из первых и лучших физиков-ядерщиков нашей страны Борисе Григорьевиче Дубровском. Страна должна знать своих героев.

К сожалению, в 2008 году Борис Григорьевич ушел от нас, но его сын работает на благо отечественной науки и энергетики.
Борис Дубровский родился 17 февраля 1919 года в славном городе Харькове. В 1940 году он окончил физико-математический факультет Харьковского государствен­ного университета.
С началом войны, несмотря на бронь, ушел добровольцем на фронт. Дослужился до капитана и командира батальона. Имел боевые награды и несколько ранений. Последнее было крайне тяжелым, и поэтому в 1943 году бы комиссован по инвалидности.

Вернувшись домой решил продолжить заниматься любимой своей физикой, и с помощью бывшего научного сотрудника К.Д. Синельникова познакомился с самим И. Курчатовым и бы привлечен к работе. Вопреки сложившимся стереотипам, Борис Григорьевич вовсе не был среди любимых учеников Игоря Курчатова как тот же И.С. Панасюк, но у них ложились очень теплые и доверительные отношения. Курчатов помогал молодому и энергичному физику, буквально горевшему на своей работе и доверял ему ответственные задания и направления. Например, та же лаборатория «Березки» кузница будущих кадров советской атомной программы нередко в научной среде называлось "хозяйство Дубовского", потому что заведовал там именно Борис Григорьевич.

Лаборатория Березки

В команде Курчатова он приложил руку ко всем запускам первых атомных реакторов в нашей стране – и Ф1, и А1, и АВ от 1 до 3. Наконец, в числе его заслуг не только запуск первого реактора по выработке трития АИ-1, но и несколько серьезных рационализаторских решений по оному, в результате которых были преодолены проблемы по гальванокорозии.
Наконец, он непосредственно участвовал в запуске первой нашей АЭС в Обнинске.
У него сразу проявилась склонность к дозиметрии и безопасности работ. По легенде, из подручных материалов, именно Дубровский сконструировал и изготовил первый дозиметр. Впоследствии он расширял свою сферу деятельности и по согласованию с Курчатовым под него была открыта очень нужная и важная структура - «Лаборатория ядерной безопасности». За 19 лет работы руководителем Борис Дубровский, превратил это подразделение в ключевое звено в становлении системы безопасности отрасли.

К моменту аварии на ЧАЭС Борис Дубровский единственный выступил с защитой стрелочников. Он считал, что разработчик реакторов (НИКИЭТ, Н.А. Доллежаль) не внёс необходимых изменений в конструкцию реактора типа РБМК, несмотря на мнение специалистов и его личные докладные записки. Были предпосылки к аварии 1986 года, и их можно было бы избежать, если бы были приняты нужные меры. К сожалению, тогда он не смог достучатся до руководителей отрасли. Всесильный академик Александров отвергал всякие сомнения в том, что проблема в самом реакторе. Тогда Дубровский выступил с открытым письмом на имя М. Горбачева. В частности, там было сказано: «Продолжающееся несправедливое взваливание на Чернобыльский персонал ответственности исключает дальнейшее развитие энергетики — невозможно в будущем исключить ошибки персонала. Допущенные персоналом нарушения, при минимальном соответствии защиты реактора своему назначению, свелись бы только к недельному простою. Командно-административная околонаука ввела в заблуждение народ, Академию наук, академика Сахарова, Верховный Совет.
Прошу предоставить возможность объяснить экологам Верховного Совета истинные причины аварии Чернобыльского реактора и необходимые меры по обеспечению безопасности
».

После такого демарша его попросту быстро отправили на пенсию. Но Борис Григорьевич был прав. Не буду приводить технические аргументы, желающие могут ознакомится с ними хотя бы здесь:http://www.rrc2.ru/book/gl12.html , но в том числе благодаря его гражданской позиции в конструкцию реактора были внесены существенные изменения, что позволило, возможно, избежать больших катастроф и большого горя.
Последние годы жизни этот сильный, умный и незаурядный человек работал экспертом комитета экологии при Госдуме. И то, что у нас с радиационным контролем и обеспечением ядерной безопасности ныне полный порядок – большая его заслуга.

Вот такой вот интересный и яркий человек, к сожалению, мало известный широкому кругу граждан нашей страны. Не стоит забывать о таких людях.
Приятного времени суток.
Tags: Наука
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments