id77 (id77) wrote,
id77
id77

Categories:

Любопытная фигура отечественной истории - авантюрист и коммерсант Николай Павленко. Часть 2

Здравствуйте, уважаемые! Сегодня мы с Вами закончим тему очередного авантюриста, начатую вот тут вот: http://id77.livejournal.com/88586.html

После окончания войны Павленко обосновался  в полюбившемся ему Калинине (Твери). Купил дом и несколько машин. Используя прежние связи и деньги, он возглавил некую строительную артель под названием «Пландорстрой», которая должна была заниматься восстановлением разрушенного жилья и объектов сельского хозяйства. Жил на широкую ногу, был вхож в круги партийной номенклатуры не только Твери, но и ближайшего Подмосковья.
Работал хорошо, строил добротно. Но, по-видимому, стало ему скучно. Иначе не объяснить, зачем в конце 1947 года, круто изменив сытую и привольную жизнь, Павленко нашел своего старого подельника Ю. Константинова, который был в УВР № 5 его правой рукой и «начальником особого отдела». С помощью Константинова Павленко собирает старую «команду» и уезжает из Калинина. По мнению следствия, уезжает не просто так, а прихватив с собой 340 000 казенных рублей из строительной артели. И опять-таки, по утверждению следствия, прокуратура Калининской области еще в феврале 1948 года возбудила по этому факту уголовное дело, а самого Павленко объявила во всесоюзный розыск. Сам авантюрист категорически отрицал этот факт, утверждая, что уволился из артели по собственному желанию и никаких денег не брал, а уголовное дело появилось уже после его ареста в 1952 году (впрочем, мы несколько забегаем вперед).
Тверь
Город Калинин (Тверь) после освобождения в 1941 году. Работы по восстановлению было много...



После Калинина слаженная команда переезжает на запад – во Львов. Там Павленко повторяет то, что ему прекрасно удалось на войне – снова создает воинскую часть! Уже известный нам гравер Л. Рудниченко вновь изготовил необходимые печати, а сам Павленко договорился с местными партийными органами и чекистами(!), чтобы работники госбезопасности лично проверяли всех привлекаемых работников на предмет уголовного прошлого и сотрудничества с немцами и ОУН. Ю. Константинов договаривается о передаче «части» огнестрельного оружия против защиты от бандформирований. Впоследствии органы правопорядка изымут 21 винтовку, 9 автоматов , 3 ручных пулемета, 19 пистолетов – то, что удалось найти.
Назвали эту структуру «Управление военного строительства» («УВС 1»), и внешне эта войсковая часть ничем не отличалась от действующих частей. На ее территории строго соблюдался распорядок дня, проводились занятия по боевой и политической подготовке, каждый день назначался оперативный дежурный, нес службу караул, часовой поста № 1 охранял знамя части. Командиром стал уже «полковник» Н. Павленко. Развернулись они – любо-дорого. Сходу заключили 2 крупных контракта – с трестом «Западшахтстрой» и Золочевским шахтуправлением министерства угольной промышленности.
oruzie_povlenko
Без оружия - никуда...

Работу выполняли на отлично. Иначе как объяснить, что вскоре посыпались предложения со всего Союза. Подразделения УВС 1 были открыты на территории нескольких регионов — Прибалтики, Молдавской ССР, Киевской, Одесской, Запорожской, Днепропетровской, Ровенской, Тульской, Харьковской и Могилевской областей. Штаб организации переехал из Львова в более спокойный Кишинев. Были заключены и активно выполнялись договоры с такими крупными предприятиями, как СМУ-2 треста «Белхладстрой» министерства мясной и молочной промышленности БССР, Кишиневский винзавод «Гратиешты», Тираспольский винзавод, УНР-193 министерства строительства предприятий машиностроения, «Львовуголь», Мукачевское шахтуправление.
Следствие выяснило, что за период с 1948 по 1952 год было заключено 64 договора на общую сумму более 38 миллионов рублей. Счета «УВС» были открыты в 21-м отделении Государственного банка СССР, и через них удалось получить более 25 млн. рублей. Главное во всей этой истории то, что УВС очень успешно работало, много лучше, нежели другие, и ухитрялось, выполняя полный объем работ, еще и много зарабатывать. Как они этого добивались при тогдашнем планировании – ума не приложу. Однако даже следствие согласилось, что работы выполнялись качественно и в срок!
Неизвестно, сколько бы еще могло работать предприятие и какие огромные прибыли могло принести Николаю Павленко, если бы не досадные промашки низовых подручных. Как это часто бывает, все решила жадность одного человека и глупость другого.

тираспольский-винзавод-30-е-годы-из-фондов-музея-г-тирасполя
Тираспольский винзавод. Фото конца 30-х годов

Летом 1952 года в секретариат маршала Советского Союза К. Ворошилова пришло письмо от некоего старого коммуниста по фамилии Ефременко. Этот человек, работавший вольнонаемным в УВС, жаловался, что в коллективе одним из офицеров распространялись облигации государственного займа. Деньги на них товарищ Ефременко сдал, а вот сами облигации так и не получил. Просил маршала разобраться и наказать виновных. Письму был дан ход.
 23 октября 1952 года во Львове было возбуждено уголовное дело. В ходе первых же допросов обстоятельства, изложенные в письме, подтвердились. Было установлено, что облигации покупались на черном рынке Львова. Кто-то из «офицеров» решил таким образом подзаработать, а в результате провалил всю организацию.

Облигация
Облигация госсзайма на 50 рублей (1946 год)

Вторым и окончательным провалом УВС стал случай, когда кишиневская прокуратура отправила запрос в Минобороны на одного из пьяных офицеров, устроивших безобразный дебош в местном ресторане. Офицер назвался помощником начальника УВС в городе Скола Дрогобычской области и сначала грозился всех уволить, а потом предлагал большие деньги в качестве взятки за то, чтобы его отпустили. Запрос вернулся с пометкой спецсвязи: такой части нет.
Нашелся человек, который сумел объединить эти 2 эпизода и развил бурную деятельность в целях развенчания Павленко и его организации. Скорее всего, этим человеком стал Семен Цвигун, будущий могущественный первый заместитель Председателя КГБ, а в рассматриваемый нами период времени – начальник МГБ  Молдавии. Во всяком случае, именно после «дела Павленко» карьера Цвигуна резко пошла вверх. Некоторые из исследователей дела УВС считают, что Семен Кузьмич полностью сфальсифицировал дело ввиду своих карьерных перспектив. Я с такой оценкой не согласен. В деле Павленко действительно немало «белых пятен» и неясностей, но все же общая канва его понятна.

Цвигун
Семен Цвигун на приеме у Генерального секретаря

5 ноября 1952 года уголовное дело, учитывая его масштабность, было передано в следственную часть по особо важным делам Главной военной прокуратуры. Там же вскоре установили, что Павленко давно находится во всесоюзном розыске.
Масштаб и размах деятельности УВС изумляли. Под видом государственного военно-строительного предприятия долгое время работала мощная преступная корпорация, получавшая от министерств и ведомств миллионные строительные заказы и использовавшая в качестве рабочей силы служащих Советской Армии. Было принято решение срочно задержать руководителей УВС. Задержание Павленко и сообщников было произведено 23 ноября 1952 года в Кишиневе. Причем, проводилось задержание чуть ли не лично С. Цвигуном. Следующие 2 года следствие скрупулёзно разбиралось во всех тонкостях деятельности фиктивной воинской части.
164 тома уголовного дела говорят о том, что 2 года прошли не зря. Об одном из эпизодов вспоминает А. Лядов, занимавшийся непосредственно Павленко: «Дело это было сверхсекретное. В 1952 году я работал старшим следователем прокуратуры Центрального округа железных дорог. После допросов арестованных и свидетелей мы сдавали протоколы старшему группы, и портфели с делом опечатывались. В ходе следствия пришлось выехать в Ровенскую область. В городе Здолбунове «воинская часть» Павленко строила подъездные пути к восстанавливаемым цементному и кирпичному заводам. Должен сказать, строил он отлично. Приглашал специалистов со стороны, по договорам. Платил наличными в три-четыре раза больше, чем на госпредприятии. Проверять работу приезжал сам. Если найдет недостатки, не уедет, пока их не исправят. После откатки сданного пути выставлял рабочим бесплатно несколько бочек пива и закуску, а машинисту паровоза и его помощнику лично вручал премию, здесь же, принародно. Тогда многие рабочие получали 300-500 рублей в месяц. А Павленко мог отдать сотню на газету. Но я об этом никому не рассказывал, все равно не поверили бы.
50_rubley_1947
Так выглядили 50 рублей до хрущовской реформы 1961 года.

Или вот такой эпизод. На допросе одного начальника главка задаю вопрос: вы знали, что Павленко делает дорогие подарки должностным лицам и их женам? Неужели это не вызывало у вас подозрений? Тот в сердцах отвечает: «Ну как мне могло прийти в голову, что Павленко жулик, если во время праздничного парада он стоит на трибуне рядом с областным руководством, которое его хвалит за работу, ставит в пример хозяйственникам…» "Сидим мы с ним в ресторане, — продолжает начальник главка, — я про себя подсчитываю, сколько мне придется заплатить. А Павленко, словно читая мои мысли, заявляет: «Я плачу! Ты сколько получаешь? Тысячи две, не больше?» У меня само собой вырвалось: «А вы сколько?» Он засмеялся и так небрежно: «Десять тысяч… Эту работу гражданскую мы делаем между прочим, а основная у нас секретная» — тут я язык и прикусил, не решился дальше расспрашивать.
Действительно, в Павленко трудно было заподозрить преступника. Преуспевающий, солидный человек, ездит на «Победе
»…
pobeda1
ГАЗ М-20 "Победа"

Наконец, 10 ноября 1954 года началось судебное слушание. На скамье подсудимых находилось 17 человек. Им инкриминировались подрыв государственной промышленности путем соответствующего использования государственных предприятий, а также антисоветская агитация и участие в контрреволюционной организации. Антисоветская направленность категорически отрицалась всеми обвиняемыми. Тот же Павленко говорил на суде: «Я совершил много преступлений, но никогда не имел ничего против советского государства и не ставил своей целью подрыв его экономической мощи. Мы не изымали государственных средств из банка, а получали законные деньги за выполненные работы. Я признаю себя виновным в том, что участвовал в расхищении государственных денежных средств». Однако его слова не были приняты судом.
1000423707
УК РСФСР 1938 г.

В апреле 1955 года был вынесен приговор военного трибунала. Предъявленное 12 подсудимым обвинение в том, что они проводили антисоветскую агитацию и пропаганду, не нашло своего подтверждения в суде, и они были по этой статье оправданы. Однако основная, контрреволюционная статья 587 Уголовного кодекса РСФСР у большинства осталась. Именно по этой статье и по совокупности преступлений Павленко был приговорен к высшей мере - расстрелу с конфискацией личного имущества. Остальные подсудимые были приговорены к лишению свободы на сроки от 5 до 25 лет с поражением в правах, конфискацией имущества, лишением орденов и медалей. В соответствии с действовавшим на тот момент законом, приговор в отношении всех осужденных за подрыв государственной промышленности являлся окончательным и кассационному обжалованию не подлежал.
Вот так закончилась жизнь одного из наиболее противоречивых авантюристов и талантливых коммерсантов советского времени.



Tags: Авантюристы, История, СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments