id77 (id77) wrote,
id77
id77

Category:

Таргут и Сиди-Али, сподвижники и помощники Хайреддина Барбароссы

Статья про Хайреддина Барбароссу была встречена читателями с таким интересом, что я решил продолжить тему и рассказать о судьбе нескольких наиболее ярких и интересных сподвижников Рыжебородого. Среди его многочисленных капитанов были двое, чьи судьбы наиболее любопытны и необычны. Меня привлекла их полная непохожесть друг на друга, разность идеалов и понимания жизни.

памятник Торгуту-реису в Стамбуле



Начну, пожалуй, с Драгута. Тургут-реис (так правильно звучит его имя) по прозвищу «Обнаженный меч ислама» был одним из самых знаменитых флотоводцев и пиратов средиземноморья за всю его историю. По популярности, узнаваемости и количеству упоминаниий в исторических источниках он даже превосходит братьев Барбаросса - правда, только в Европе, ибо на Востоке авторитет рыжебородых непререкаем. Даргутом его прозвали, кстати, именно на западе, возможно, исказив арабскую транскрипцию имени.
Родился будущий адмирал в 1485 году в небольшой анатолийской деревушке, недалеко от популярного ныне Бодрума. Про его семью известно только то, что она была бедной и многочисленной. Некоторые историки утверждают, что она была христианской и имела греческие корни, но на этот счет есть большие сомнения. Скорее всего, в магометанскую веру Тургут был обращен при рождении, а не повторил путь своего покровителя и кумира Хайреддина Барбароссы.
Тургут рос очень бойким, смышлёным и непоседливым. Предполагаю это, имея в виду его последующую карьеру. Что, кроме любопытства и голода, могло подвигнуть 11-летнего мальчишку убежать из дома и примкнуть к пиратам на острове Джерба? Там он и осваивал свои первые «университеты», научившись превосходно владеть оружием. Его коньком стала стрельба из лука. Лук был специальный, несколько ослабленный и уменьшенный в расчете на 12-летнего подростка, но в руках Тургута бил в цель без промаха с любой позиции.

Карта Туниса и острова Джерба

Превосходное владение луком и копьем сыграло в роли паренька важную роль. Его заметил и взял к себе один из помощников командующего османской армии. Под его началом Тургут физически окреп, освоил навыки рукопашного боя, инженерное дело, стал неплохим артиллеристом. Его первым боевым крещением стал поход в Египет в 1517 году, где молодой канонир блестяще проявил себя.
Оттоманская Порта была подходящим местом для молодежи, мечтающей о карьере. Происхождение и национальность почти не имели значения для султанской власти. Таланты, мастерство – вот что обеспечивало стремительный взлет по социальной лестнице. Не сомневаюсь, что со временем Тургут добился бы больших успехов и в армейской службе, стал бы муширом, а может быть, даже сердар-эскером, но Тургута всегда манило море. При первой возможности он ушел из армии, распродал имущество и начал копить деньги на небольшой корабль. Денег категорически не хватало, и молодой человек, превратившийся  в быстроногого и сильного бойца, зарабатывал на борцовских поединках. Наконец он скопил на небольшой корабль и присоединился к отряду «правой руки» Барбароссы Синана. Грамотность, знание лоции и артиллерийского дела, врожденная интуиция быстро вывели Тургута в ряды знаменитых моряков Блистательной Порты.

Галера Великого магистра Иоаннитского (мальтийского) Ордена.

Ему позволили командовать сначала небольшим кораблем, потом - небольшим отрядом. Наконец, его заметил сам Барбаросса. Вопреки сложившемуся мнению, они никогда не дружили. Мне даже кажется, что Рыжебородый несколько опасался безудержного Таргута, неуемного любителя приключений, склонного нарушать дисциплину и субординацию, нетерпимого к мнениям других. Мудрый бейлербей Африки (а именно такое звание носил Хайреддин в те годы) старался не доверять Тургуту крупные соединения кораблей и ограничивал его взаимодействие с другими капитанами в рамках проводимых операций, справедливо считая, что только годы и опыт смягчат сумасшедший нрав Тургута. Тот, в свою очередь, фонтанировал неуемной энергией, поражал огромным количеством морских операций, где благодаря храбрости, а иногда и наглости добивался замечательных успехов. Операции на Сицилии, Крите, в Тунисе, Ливии, Италии, Алжире принесли ему заслуженную славу и известность. Он участвовал в знаменитом сражении при Превезе, где отличился, лично захватив папские галеры под командованием рыцаря Джамбаттиста Довизи. Славы прибавило ему и сражение у острова Джерба, длившееся с 9 по14 мая 1560 года, когда он сначала перехитрил христианских адмиралов, а потом лично участвовал в уничтожении флота и гарнизона крепости противника.

Цитадели Мальты

Где слава и удача, там и заслуженные титулы. Драгуту грех жаловаться на судьбу –почести сыпались на него, как из рога изобилия. Он успел побывать губернатором Джербы, капудан–пашой (главнокомандующим османскими военно-морскими силами), санджакбеем Триполи, пашой Триполитании, наконец, бейлербеем Алжира и Средиземного моря. Все было в его жизни: страсти, романтика, жестокость, настоящие друзья и заклятые враги. Особо я хотел бы выделить противостояние с «заклятыми друзьями – вечными противниками» из Иоаннитского ордена. Как две противоположности, они притягивались и отталкивались одновременно. Судьбы Тургута и рыцарей Мальтийского ордена были тесно переплетены.
Даргут дважды брал штурмом Гоцо и Камино, неудачно пытался осадить Мальту, взял на копье рыцарский замок Триполи, постоянно атаковал и старался утопить орденские галеры с красными парусами. Рыцари же старались нанести максимальный урон флоту и войску неистового турка. 15 июня 1539 года в бою у Торре-де-Жиролата на Корсике Даргут был захвачен в плен одним из капитанов семейства Дориа и около 4 лет провел на галерах, в том числе и орденских, а еще какое-то время - в тюрьме.

Жан Паризо де ла Валетт

Согласно легенде, на галере его узнал будущий легендарный магистр мальтийского Ордена Жан Паризо де ла Валетт. В легендах сохранился их знаменитый обмен остротами на итальянском:
- Señor Dragut usanza de guerra («Обычай войны, сеньор Драгут»), - с улыбкой произнес де ла Валетт.
- La fortuna è molto mobile («Фортуна переменчива»), - с такой же улыбкой ответил ему Драгут.
Барбароссе при посредничестве французского монарха удалось за большие деньги выкупить его из плена. Произошло это только в 1544 году.
Апогей противостояние Драгута и рыцарей совпал с аналогичным периодом в отношениях между Оттоманской империей и Мальтийским орденом. В 1565 году Cулейман I приказал захватить Мальту - оплот христианства на Средиземным море. Осаду возглавил 80-летний Драгут. Он прибыл слишком поздно, штурм уже начался, но Драгут принялся энергично исправлять ошибки предшественников и делать все, чтобы осада была проведена правильно.


Великая осада Мальты

Будучи в Слиме, я оказался в районе, где стояла когда-то одна из батарей, которую там приказал разместить Драгут. Район этот по-прежнему носит имя Dragut Point.
Неизвестно, каким бы оказался исход штурма, если бы 23 июня Драгут не был смертельно ранен пушечным ядром. Напор, ярость, страсть старого моряка разбились о непреступную волю и великое мужество рыцарей и жителей острова. Великая осада Мальты закончилась поражением османов
.

Сиди-Али-реис

Полной противоположностью Тургуту был другой известный флотоводец - Сиди-Али. В отличие от «Обнаженного меча ислама» он родился в богатой аристократической семье в столице государства, имел спокойный нрав, был утонченным ценителем поэзии и культуры. Хотя Барбаросса его и привечал, Сиди-Али-Рейс не был выдающимся флотоводцем. Прославился он скорее благодаря своему… фиаско, а не военно-морскому триумфу.
Под руководством Барбароссы и Синана он действовал очень успешно. Довольны были им и на берегу, в адмиралтействе и арсенале. Столь успешная карьера заставила Cулеймана I назначить Сиди-Али командующим его небольшим флотом, состоявшим из 15 галер и получившим название «Индийской эскадры». Цель султан поставил четко – разрушить коммуникации португальцев в Индийском океане.

Битва турецкой эскадры с португальцами у Гоа

Небольшой турецкой эскадре удалось благополучно выйти в океан и дать португальцам 2 сражения. После второго боя, когда оба противоборствующих флота были сильно повреждены, Сиди-Али постарался укрыть свои корабли в Ормузском проливе, но попал в гигантский шторм, потерял все свои суда и со своим кораблем  заблудился в море. Несколько дней галеры были во власти ветров и течений коварного Индийского океана, пока их не прибило к берегу Гуджарата в Индии. Ремонту корабли не подлежали. Сиди-Али отпустил всех, кто захотел остаться на службе у местных набобов, а остальным клятвенно пообещал вернуть их в Оттоманскую Порту. Начался долгий и трудный путь домой.
Не раз и не два моряков спасали утонченные манеры и склонность командира к поэтическим излияниям. Однажды турки, бывшие на положении  то ли гостей, то ли  пленников при дворе Великого Могола, решили спастись бегством, но были пойманы. И лишь прекрасные стихи, оплакивающие умершего владыку, которые сочинил Сиди-Али,  позволили обрести им свободу. Новый Великий Могол, знаменитый впоследствии Акбар, так растрогался, что разрешил туркам отправиться домой, помог деньгами и дал проводников.
Пройдя через всю Индию через Лахор и Дели, они побывали в гостях у монгольского хана Хумаюна, посетили   Кабул, Самарканд, Бухару, Хорезм, Хорасан, Ирак.... То ли Сиди-Али сбился с курса, то ли в нем взыграло любопытство, но это было похоже не на возвращение домой кратчайшим путем, а на  экзотическое путешествие по диковинным странам.

Великий Могол Ахмад Шах Бахадур Муджахид уд-Дин Абу Наср

В начале 1557 года, спустя 4 года жалкие остатки эскадры вернулись в Стамбул. Представ перед грозными очами Сулеймана I Кануни, Cиди-Али попросил прощения за потерю эскадры и вручил султану 18 заздравных писем, адресованных ему (султану) правителями тех стран и территорий, через которые прошел Сиди-Али по дороге домой. Он был не только прощен. Ему был дарован важный пост при диване. Сиди-Али-Рейс прожил еще 6 лет и успел написать 2 книги: «Зерцало стран» (о своем путешествии – «Мират уль-Мемалик») и  «Книгу морей» («Китаб уль-Мухит» - о лоции и портах Турции). До конца жизни он проработал на благо отчизны, не забывая и  свое главное увлечение — стихи. Незадолго до кончины в январе 1563 года Сиди-Али произнес замечательные слова: «Не в поисках славы, но в спокойствии души заключено продолжительное счастье».




Tags: Восток, История, Пиратство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments