id77 (id77) wrote,
id77
id77

Category:

Некоторые из известных метресс царя Петра I

Здравствуйте уважаемые.
Мы с вами не раз и не два рассматривали интереснейшую фигуру первого российского императора, касаясь в том числе и пикантных тем,например его сексуальной ориентации: https://id77.livejournal.com/425160.html?page=2
Сегодня решил еще один материал запостить по той же теме. Касаемый метресс (сиречь, постоянных любовниц) царя. О двух из них мы с вами уже говорили в посте на который я дал ссылку выше, а сегодня я предлагаю вспомнить еще о нескольких.
И начнем, пожалуй, с дамы выдающейся с любой точки зрения.
Авдотья (Евдокия) Ивановна Ржевская (в замужестве - Чернышова) по кличке «Авдотья бой-баба» была не только ненасытна в постели, еде и питие, но и видным царедворцем, тонким интриганом и отличной матерью, давшей Отечеству важное потомство: 2 генерал-фельдмаршалов и "пиковую даму" :-) Интересный персонаж.

Родилась 12.02.1693 г. в семье Ивана Ивановича Ржевского из знатного и древнего рода кнезей Смоленских. Мать Авдотьи — Дарья Гавриловна, в девичестве Соковнина, стала впоследствии известной благодаря полученному от Петра шутовского титула «князь-игуменья», так как вышла второй раз замуж за «князя-папу» Никиту Зотова, бывшего учителя Петра Великого.
Девочка росла бойкой, любопытной, и не по годам развитой. Рано стала фрейлиной, и по слухам еще в 15 летнем возрасте ею увлекся Петр, лишив ее невинности.

Авдотья вошла во вкус и раскуражилась по-полной. Даже замужество за сподвижником Петра Григорием Петровичем Чернышевым ее не остановило - у нее было всегда куча любовников. В том числе и Петр. Результатом любовных отношений стало рождение 4-х дочерей и 3-х сыновей. Во всяком случае, Евдокия выдавала их за царских детей, но учитывая её легкомысленное поведение, данное утверждение часто поддавалось сомнению. Кстати, ее обвиняют в то, что именно она заразила Петра сифилисом, от которого тот и умер. Ну во-первых, умер царь вовсе не от сифилиса (о чем мы с вами уже говорили вот тут вот:https://id77.livejournal.com/2339059.html), а во вторых Авдотья пережила царя более чем на 20 лет, что при запущенном сифилисе и медтехнологиях тех лет было, мягко говоря, проблематично

Несмотря на любовь к сладким утехам с Петром и множественными почитателями, Авдотья никогда не забывала мужа и собственных детей. В итоге муж стал графом и генерал-аншефом, а сыновья Захар и Иван и вовсе генерал-фельмаршалами. Остальные 5 детей тоже состоялись и были успешными людьми.

Авдотья умела найти общий язык со всеми. Так она пользовалась большим распоряжением императрицы Екатерины I и славилась умением рассказывать анекдоты и городские новости. В 1730 г. она была возведена в ранг статс-дамы.
Новая императрица Анна Иоанновна также была благосклонна к Ржевской, но близко к себе не подпускала и никогда не позволяла садиться рядом с ней, хотя и прочь точно не гнала :-)
Авдотья смогла сохранить своё влияние и при Елизавете Петровне. Именно в это время её муж поучил Андреевскую ленту и звание графа.
Овдовев (1745 год), Чернышёва удалилась от двора и через два года скончалась. Погребена в Александро-Невской лавре.

Вторая известная дама - это Мария Даниловна Гамильтон ( она же Марья Гамонтова). Фамилия у нее шотландская-она была дочкой Виллема (Уильяма), а он был пра-пра-правнуком шотландцев, которые приехали служить еще чуть ли не Ивану Грозному и всегда были близки к престолу.

Мария появилась при дворе в 1713 году и ее взяли камер-фрейлиной Екатерины I.
Красивая, яркая, но хитрая барышня решила сделаться любовницей Петра и преуспела. Правда ненадолго - царь к ней быстро охладел. Токарь царя и его товарищь Андрей Нартов упоминает о ней так: «Впущена была к его Величеству в токарную присланная от императрицы комнатная ближняя девица Гамильтон, которую, обняв, потрепал рукою по плечу, сказал: „Любить девок — хорошо, да не всегда, однако, Андрей, забудем ремесло“. После сел и начал точить»
Такое охлаждение девушку смутило, но она решила выжидать момент для того, чтобы снова завоевать сердце и постель Петра. А пока, чтобы не тратить время зря - увлеклась романами со многими кавалерами, главным из которых был царский денщик Иван Орлов. Вскоре Мария осознала, что вернуть Петра уже нет шансов, и поэтому кинула все силы на царского денщика. Но и Орлов быстро остыл к с ней. Для того, чтобы удержать его Гамльтон стала воровать драгоценности и бриллианты у царицы, которые продавала и приобретала на вырученные деньги подарки для Орлова.
Однажды Петр I вспомнил о своей бывшей и позвал её к себе. Вскоре девушка поняла, что беременна и долгое время скрывала сей факт. Через некоторое время во дворце нашли убитого младенца, но кто он и откуда оставалось тайной. Позже выяснится, что около 15 ноября 1717 года Гамильтон тайно убила его, о чём знала лишь горничная Катерина Екимовна Терповская:
«Сперва пришла Мария в свою палату, где она жила и притворила себя больною, и сперва легла на кровать, а потом вскоре велела мне запереть двери и стала к родинам мучиться; и вскоре встав с кровати, села на судно и, сидя, младенца опустила в судно. А я тогда стояла близ неё и услышала, что в судно стукнуло и младенец вскричал… Потом, став и оборотясь к судну, Мария младенца в том же судне руками своими, засунув тому младенцу палец в рот, стала давить, и приподняла младенца, и придавила.»

Несмотря на все старания Гамильтон, Орлов от нее отдалялся все больше. Любовники постоянно ссорились, Орлов бил её, вдобавок, изменял с Авдотьей Чернышёвой-Ржевской о которой мы с вами уже сегодня упоминали. Узнав, что Орлов изменяет ей с другой любовницей Петра I, Мария Гамильтон решила отомстить сразу обоим — «по большому секрету» она рассказала Ивану, что «бой-баба» распространяет слухи о императрице Екатерине I, будто та ест воск и от этого у неё на лице появляются прыщи. Затем она рассказала придворным дамам, что об этом с Чернышёвой говорил сам Орлов. Иван с ужасом узнал, какие о нём ходят слухи и кинулся к императрице. Екатерина, до которой эти сплетни не дошли, была удивлена. Взяли Гамильтон в оборот, и та после небольшой трепки призналась,но вымолила прощение. Правда ненадолго...
Как то раз Орлов принес царю важные документы, которые вскоре были утеряны. Петр I решил, что это проделки его денщика и вызвал Ивана на разбор. Орлов был напуган, он решил, что царь прознал про их роман, и, зайдя к великому самодержцу, пал на колени и признался во всех грехах. Царь был немало удивлен услышанным. Во-первых, он не ожидал услышать подобный рассказ да ещё в таких подробностях. Во-вторых, в ходе покаяния Ивана, он узнал не только о связи возлюбленных, но и о том, что девица не раз убивала своих детей, самыми ужасными способами.
Фрейлину заключили в тюрьму. 12 марта 1717 года в её комнатах в Преображенском в присутствии Петра и Екатерины устроили обыск, при котором обнаружили украденные «алмазные и протчие вещи Её Величества», например, одежду, которую она носила сама.
Марию и Орлова перевезли из Москвы в Петербург и заключили в Петропавловскую крепость (они были в числе первых заключенных тюрьмы) и при допросе били кнутом. В апреле была вызвана на допрос горничная, от которой следствие и узнало об убитом младенце. Затем допросы остановились до июня. Мария призналась и в воровстве, и в убийстве, но против Орлова показаний не дала, даже под пыткой утверждая, что он ничего не знал.
27 ноября 1718 года, Пётр подписал приговор:
… девку Марью Гамонтову, что она с Иваном Орловым жила блудно и была от него брюхата трижды и двух ребенков лекарствами из себя вытравила, а третьего удавила и отбросила, за такое душегубство, также она же у царицы государыни Екатерины Алексеевны крала алмазные вещи и золотые (червонцы), в чем она с двух розысков повинилась, казнить смертию.
А Ивана Орлова свободить, понеже он о том, что девка Мария Гамонтова была от него брюхата и вышеписанное душегубство детям своим чинила, и как алмазные вещи и золотые крала не ведал — о чем она, девка, с розыску показала имянно.


Екатерина, простив Гамильтон, умоляла мужа, помиловать даму. Но царь был очень зол. Петр понимал, что невинные младенцы, от которых так безжалостно избавлялась Мария, могли быть и его детьми.
14 марта 1719 года Мария была обезглавлена на Троицкой площади. Описание казни есть у Шерера, который оказался в России через 40 лет. По его словам, Мария шла на плаху «в белом платье, украшенном черными лентами».
«Когда топор сделал своё дело, царь возвратился, поднял упавшую в грязь окровавленную голову и спокойно начал читать лекцию по анатомии, называя присутствовавшим все затронутые топором органы и настаивая на рассечении позвоночника. Окончив, он прикоснулся губами к побледневшим устам, которые некогда покрывал совсем иными поцелуями, бросил голову Марии, перекрестился и удалился».

Голова юной красавицы была заспиртована и хранилась в Кунсткамере. О том, где было захоронено её тело до сих пор никому не известно.

Еще одна любовница - это Мария Андреевна Румянцева.
Мария Андреевна Матвеева родилась в 1698 году. Отец Марии, Андрей Артамонович Матвеев (сын знаменитого боярина Артамона Сергеевича Матвеева), исполнял обязанности посла в Вене, Гааге. Он поддерживал все реформы государя. Устроил дом и быт по последней европейской моде. Дал прогрессивное образование трём дочерям. Они говорили по-французски, наравне с мужчинами могли вести интеллектуальные беседы и прекрасно танцевали. Мария вообще к танцам питала страсть и была большой мастерицей.

После возвращения в Москву Андрей Артамонович вывел своих дочерей в ассамблеи. На одной из таких увеселительных мероприятий Пётр увидел девятнадцатилетнюю красавицу Марию и воспылал к ней страстью. Ей было 19 - ему 46
Молодость избранницы и лёгкость, с которой она покоряла мужские сердца вызывала у Петра ревность. Желая видеть Марию обузданной светскими правилами приличия, решил выдать её замуж. Подходящей кандидатурой был избран генерал-адъютант императора, небогатый дворянин — Андрей Иванович Румянцев. Суть сделки состояла в том, что Румянцев получил богатое приданое — многочисленные деревни, дом в Петербурге, большой участок земли в пригороде и продвижение по службе. От него ожидалось отсутствие лишних вопросов и, по личной просьбе Петра, жёсткий контроль за поведением жены.
Вот что писал историк и Великий Князь Николай Михайлович:
«Она занимала первое место среди любовниц великого императора, он любил Марию Андреевну до конца жизни и даже ревновал ее, что случалось с ним нечасто. Желая, чтобы кто-нибудь держал юную графиню «в ежовых рукавицах», государь выдал 19-летнюю Матвееву за своего любимого денщика Александра Ивановича Румянцева…».

Свадьба состоялась летом 1720 года. Молодые поселились в доме № 3 по Марсовому полю. Царь вместе с супругой их часто навещал. Карьера Румянцева, сразу получившего чин бригадира, пошла в гору. Мария родила за три года после свадьбы троих здоровых дочерей. Пётр лично принимал участие в крестинах. В 1724 году Румянцев был направлен чрезвычайным послом в Константинополь. Жена с дочерьми осталась в Москве.
Зимой 1725 Мария Андреевна родила сына в молдавском селе Строенцы. Она жила там в ожидании мужа из Персидского похода. Некоторые источники сообщают, что ребёнок был рождён в Москве. Однако, официальная биография, генерал-фельдмаршала, графа Петра Андреевича Румянцева-Задунайского, а мальчик стал великим русским полководцем, сообщает, что это событие случилось в Стоеницах
Отцовство дитя окружено тайной. Точнее, вопрос предпочитали не обсуждать. Но много лет спустя, всё тот же неутомимый исследователь Великий Князь Николай Михайлович, опираясь на косвенные свидетельства современников Марии Румянцевой, утверждает, что отец мальчика Пётр I. Крёстной матерью ребёнка стала императрица Екатерина I. Назван сын Румянцевых был в честь государя — Петром.

Овдовев, на склоне лет, Мария Андреевна позволяла себе в частных беседах намекнуть на родственные связи с царствующей фамилией, но никогда не пыталась присвоить этому событию статус признанного факта.
После смерти государя жизнь Мария Андреевна разделила с мужем тяготы ссылки при правлении Анны Иоанновны. Румянцев открыто конфликтовал с фаворитом императрицы Бироном. Был лишён всех чинов, орденов и отправлен в ссылку.
Мария с детьми последовала за ним и провела в глухой деревне четыре года. Она использовала свою дружбу с княжной Елизаветой, состояла с ней в переписке. Благодаря этим отношениям, семья Румянцевых была возвращена ко двору с восстановлением всех привилегий.
После восхождения на престол, Елизавета пожаловала Марии Румянцевой звание статс-дамы и титул графа её мужу Александру, который продолжал верно служить на государственном поприще до своей смерти в марте 1749 года.
Императрица Елизавета Петровна поручила Марии Андреевне руководить двором Екатерины Алексеевны, будущей Екатерины II, когда та еще находилась в статусе невесты. Румянцева невзлюбила свою подопечную и та отвечала взаимностью. В личных письмах называла «злой сплетницей» и «самой расточительной картёжницей в России». Но взойдя на престол, осталась великодушной во многом благодаря военным заслугам Петра Андреевича Румянцева-Задунайского, сына Марии Андреевны. Румянцева получила статус гофмейстерины и ей был пожалован орден Св. Екатерины.

До конца жизни Мария Андреевна пользовалась расположением двора - тёплые месяцы она проводила в Летнем дворце Петра I, где разрешалось жить только самым близким к семье людям. До конца жизни она оставалась кокетливой красавицей. Следила за последними веяниями моды и не стеснялась шутить с незнакомцами, что ей уже сто лет от роду, а она всё ещё так прекрасно выглядит. Умерла в доброй старости в мае 1788 года.
Погребена в Благовещенской церкви Александро-Невской Лавры.
Державин написал в память о ней такие слова:
Румянцевой! — Она блистала умом, породой, красотой,
И в старости любовь снискала у всех любезною душой;

Она со твердостью смежила супружний взор, друзей, детей;
Монархам осмерым служила, носила знаки их честей.

И зрела в торжестве и славе, и в лаврах сына своего;
Не изменялась в сердце, нраве, ни для кого, ни для чего…



Последняя фаворитка Петра I - эта Мария Кантемир. Она родилась в 1700 году. Ее отцом был молдавский князь Дмитрий Константинович, а мать – гречанка Кассандра. Детство Марии прошло в Стамбуле, а в возрасте 11 лет девочка с семьей переехала в Харьков, и, спустя еще два года, в Подмосковье.

Вскоре после переезда в Москву, мать Марии умерла, а семья Кантемиров перебралась в Петербург, где отец сблизился с Петром I на фоне совместной работы. Девушка впервые увидела царя в 1717 году, в их подмосковном доме. Женитьба Дмитрия Кантемира на Анастасии Трубецкой перевернула ее жизнь. Марии пришлось облечься в модные, по европейским меркам, наряды и выйти в свет.
Глава семьи с женой и старшей дочерью стал регулярно принимать участие на балах, ассамблеях и катаниях. Молодая княжна привлекла любознательного и эрудированного императора не только внешними данными, но образованностью и желанием познавать новое, что было редкостью для женщин того времени.
Дмитрий Кантемир, при поддержке известного интригана графа Петра Толстого, в 1722 году задался целью перевести старшую дочь из статуса любовницы в жены Петра Великого. Она от него забеременела.
«В случае рождения сына у княгини, царица опасается развода с нею и брака с любовницею, по наущению Валахского князя». — депеша французского посла Кампредона, 8 июня 1722 года.

Однако судьба сложилась иначе — у Марии случились преждевременные роды и слабенький младенец прожил всего несколько часов. Эта трагедия расстроила планы Дмитрия Константиновича на счет женитьбы императора на его дочери, а по возвращении в собственное имение князь умер от сухотки (эта же болезнь сразила и сестру Марии).
Отвергнутая, и отлученная от двора фаворитка посвятила себя семейным делам, занимаясь воспитанием младших братьев и крошечной сестры от Анастасии Трубецкой. В наследство Марии достались материнские драгоценности.
Второй шанс на сближение с Петром I Мария Кантемир получила в конце 1724 года благодаря ошибке императрицы. Екатерина вступила в связь с Виллимом Монсом, чем погубила свои семейные отношения, не смотря на ее коронование и казнь Монса. У Петра Великого и Марии Кантемир возобновился роман, который вновь оказался непродолжительным вследствие болезни, а затем и кончины царя, случившейся 8 февраля 1725 года.
После смерти царя Мария серьёзно заболела, составила завещание в пользу братьев.
После выздоровления проживала в Санкт-Петербурге, но отошла от жизни двора.
Опала Марии длилась до кончины Екатерины I, и в 1727 году бывшую фаворитку Петра I снова стали принимать при дворе. Братья Кантемир служили в Москве и она перебралась туда же из Санкт-Петербурга. Сестра Петра Великого, Наталья, благоволила к Марии, а Анна Иоанновна, занявшая трон, пожаловала ее в фрейлины.

Замуж Мария Дмитриевна так и не вышла, хотя могла составить хорошую партию, приняв предложение от вице-губернатора Северной столицы, Федора Наумова или от грузинского царевича Александра Бакаровича, сына выехавшего в Россию в 1724 году Картлийского царя Бакара. Но она нашла себя в служении братьям и сестре. С молодой мачехой они не ладили по причине борьбы за наследство. С 1730 года в московском доме Кантемир находился литературный салон.
Мария присутствовала на коронации Елизаветы Петровны в 1741 году, а в 1745-ом уехала в Подмосковье, где приобрела усадьбу и отошла от придворных дел. По велению Марии Кантемир в Улиткино (Марьино) выстроили церковь Святой Магдалины, где в последствие и была похоронена. Скончалась последняя любовь Петра I 9 сентября 1757 года.

Среди метресс Петра также называют (но лично у меня большие сомнения в этом) Елизавету Сенявскую – жену коронного гетмана, сестер Меньшикова, Дарью и Варвару Арсеньевых, Елену Фадемрех и многих других.

Вот такие дела.
Надеюсь, вам было интересно :-)
Приятного времени суток.
Tags: История, Монархия, Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments