?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Замечательные отечественные классики, о которых многие забыли, увы...Часть 1
id77
Здравствуйте уважаемые.
Не раз и не два слышал в разговорах о том, что люди говорят, что сейчас читают только русскую классику. Для меня это несколько странно, если честно. Не понимаю, зачем так себя ограничивать. Да и потом, основу то в школе и ВУЗе должны были читать :-) Хотя....:-)
Но вот сталкиваюсь с другим забавным феноменом. Когда я спрашиваю про эту самую русскую классику, то обычно разговор ограничивается 9-10 фамилиями. Нет,я только за, чтобы люди перечитывали блестящего Пушкина или вдумчивого Тургенева,ценили тонкость Лермонтова и шикарность Чехова, но ведь классных отечественных литераторов на порядок больше. Проблема в том, что о некоторых почему то забыли, а то и вовсе не знают об их существовании.
Давайте же мы вспомним о них. Буквально чуточку, несколько строчек. И кто знает, быть может, кому то из вас, мои драгоценные единочаятели, придет желание почитать кого-то из тех, кого забыли, или даже не знали.
Итак...
Начнем сегодня с троих.
Прежде всего, это блестящий литератор и критик Александр Марлинский. Один из виднейших российских авторов начала 19 столетия, романист и байронист, "русский Гюго". Настоящее имя этого незаурядного человека - Александр Александрович Бестужев, и он из семьи тех самых декабристов, да и сам активный участник заговора и ближайший помощник Пестеля. Драгунский офицер и очень хороший писатель.

После провала восстания пострадал немало. Говорили и о казни. Но в итоге его сначала сослали как братьев, но только не в Забайкалье, а в Якутск, а после отправили на Кавказ в 1829 году. Участвуя здесь во многих сражениях, он получил чин унтер-офицера и георгиевский крест, а затем был произведён и в прапорщики. И солдаты и офицеры любили его и отдавали дань его смелости. В 18937 году он погиб в стычке с горцами, в лесу, на мысе Адлер; тело его не найдено, увы.

И со временем о нем позабыли. А зря. Его романы «Замок Венден», «Замок Нейгаузен», «Ревельский турнир», а также повести и рассказы «Испытание», «Наезды», «Лейтенант Белозор», «Страшное гадание», «Аммалат-бек», «Фрегат Надежда», а также некоторая поэзия очень даже хороши. Почитайте - не пожалеете.
Вот одно из его произведений под названием Тост
Вам, семейство милых братий,
Вам, созвездие друзей,
Жар приветственных объятий
И цветы моих речей!
Вы со мной — и лед сомненья
Растопил отрадный луч,
И невольно песнопенья
Из души пробился ключ!

В благовонном дыме трубок,
Как звезда, несется кубок,
Влажной искрою горя —
Жемчуга и янтаря;
В нем, играя и светлея,
Дышит пламень Прометея,
Как бессмертия заря!
Раздавайся ж, клик заздравной,
Благоденствие, живи
На Руси перводержавной,
В лоне правды и любви!
И слезами винограда
Из чистейшего сребра
Да прольется ей услада
Просвещенья и добра!
Гряньте в чашу звонкой чашей.
Небу взор и другу длань,
Вознесем беседы нашей
Умилительную дань!
Да не будет чужестранцем
Между нами бог ланит,
И улыбкой, и румянцем,
Нас здоровье озарит;
И предмет всемирной ловли,
Счастье резвое, тайком,
Да слетит на наши кровли
Сизокрылым голубком!
Чтоб мы грозные печали
Незаметно промечтали,
Возбуждаемы порой,
На веселье и покой!
Да из нас пылает каждой,
Упитав наукой ум,
Вдохновительною жаждой
Правых дел и светлых дум;
Вечно страху неприступен,
Вечно златом неподкупен,
Безответно горделив
На прельстительный призыв!
Да украсят наши сабли
Эту молнию побед,
Крови пламенные капли
И боев зубчатый след!
Но, подобно чаше пирной
В свежих розанах венца,
Будут искренностью мирной
Наши повиты сердца!
И в сердцах — восторга искры,
Умиления слеза,
И на доблесть чувства быстры,
И порочному — гроза!
Пусть любви могущий гений
Даст нам звездные цветы
И перуны вдохновений
В поцелуе красоты!
Пусть он будет, вестник рая,
Нашей молодости брат,
В пламень жизни подливая
Свой бесценный аромат,
Чтобы с нектаром забвенья
В тихий час отдохновенья
Позабыть у милых ног
Меч и кубок, и венок.



Еще более известный литератор 19 столетия - это, конечно Яков Петрович Полонский. Друг Тургенева и Фета, и как его называли наряду с Григоровичем и Майковым -последний гигант русской словесности.

Простой чиновник, проработавший почти всю жизнь в Комитете иностранной цензуры писал красиво, легко и вдохновенно. Много работал в прозе, но настоящую славу ему принесла поэзия.

Причем славу народную. Мало кто помнит, что этот романс вышел из под пера Полонского:

Очень мнго у него хороших и достойных работ.

Ты спрашиваешь: отчего
Так пошло все и так ничтожно,
Что превосходства своего
Не сознавать нам невозможно?..
- Нет, я такой же, как и все -
Такая ж спица в колесе,
Которое само не знает
И не ответит - хоть спроси,-
Зачем оно в пыли мелькает,
Вертясь вокруг своей оси...

Зачем своей железной шиной,
Мирской дорогою катясь,
Оно захватывает грязь,
Марая спицы липкой глиной,
И почему не сознает
То колесо, кого везет?
Кто держит вожжи - кто возница?
Чье око видит с высоты,
Куда несется колесница?
Какие кони впряжены?


Ну и последний на сегодня (но отнюдь не последний по теме) - это, конечно Алексей Николаевич Апухтин. Богемный поэт, которому приходилось несладко и из-за своей болезненной полноты и из-за нетрадиционной сексуальной ориентации. Но он был настолько остроумен, настолько фееричен, что его старались не задевать. Великий пересмешник был готов обсмеять любого и сделать это красиво и стильно. Ну и конечно же, это один из самых "крутых" литераторов эпохи. Без сомнения.

Еще бы оставить в покое его личную жизнь (в которой полно наветов. Особенно по отношению их дружбы с Чайковским. Именно дружбы) и просто читать его прозу и стихи, то уверен вам должно понравится.

Актеры
Минувшей юности своей
Забыв волненья и измены,
Отцы уж с отроческих дней
Подготовляют нас для сцены.-
Нам говорят: "Ничтожен свет,
В нем все злодеи или дети,
В нем сердца нет, в нем правды нет,
Но будь и ты как все на свете!"
И вот, чтоб выйти напоказ,
Мы наряжаемся в уборной;
Пока никто не видит нас,
Мы смотрим гордо и задорно.
Вот вышли молча и дрожим,
Но оправляемся мы скоро
И с чувством роли говорим,
Украдкой глядя на суфлера.
И говорим мы о добре,
О жизни честной и свободной,
Что в первой юности поре
Звучит тепло и благородно;

О том, что жертва - наш девиз,
О том, что все мы, люди,- братья,
И публике из-за кулис
Мы шлем горячие объятья.
И говорим мы о любви,
К неверной простирая руки,
О том, какой огонь в крови,
О том, какие в сердце муки;
И сами видим без труда,
Как Дездемона наша мило,
Лицо закрывши от стыда,
Чтоб побледнеть, кладет белила.
Потом, не зная, хороши ль
Иль дурны были монологи,
За бестолковый водевиль
Уж мы беремся без тревоги.
И мы смеемся надо всем,
Тряся горбом и головою,
Не замечая между тем,
Что мы смеялись над собою!
Но холод в нашу грудь проник,
Устали мы - пора с дороги:
На лбу чуть держится парик,
Слезает горб, слабеют ноги...
Конец.- Теперь что ж делать нам?
Большая зала опустела...
Далеко автор где-то там...
Ему до нас какое дело?
И, сняв парик, умыв лицо,
Одежды сбросив шутовские,
Мы все, усталые, больные,
Лениво сходим на крыльцо.
Нам тяжело, нам больно, стыдно,
Пустые улицы темны,
На черном небе звезд не видно -
Огни давно погашены...
Мы зябнем, стынем, изнывая,
А зимний воздух недвижим,
И обнимает ночь глухая
Нас мертвым холодом своим.


Продолжение следует...
Приятного времени суток

  • 1
Ууууу! Как я "дурела" в юности с Бестужева! Помню, профессор заходит: "Где мой оппонент по русской романтической новелле?"
И пока мы мило болтаем остальной поток своими делами занимается. Всем хорошо)))

Суровая правда студенческих будней.

Какая интересная тема, с удовольствием буду следить!)
Полонского и Апухтина знаю и читала, а вот Марлинский как-то мимо прошёл, можно было бы восполнить пробел.

Попробуй - быть может понравится :-)

  • 1