Previous Entry Share Next Entry
Блеск славы и позор. "Меркурий" и "Рафаил".
id77
Здравствуйте уважаемые.
Геройство и малодушие всегда идут рядом. Иногда их разделяют буквально часы, когда в условиях одного боя ярко проявляется и одно и другое.
Недавно относительно мы с Вами говорили о таинственной смерти одного из главных героев русского флота Александра Казарского: https://id77.livejournal.com/1625522.html
Именно этот человек командовал бригом "Меркурий", который после знаменитого боя 14 мая 1829 года шагнул в бессмертие. Одна из самых блистательных побед отечественного флота.

Небольшой бриг, вооруженный лишь 18 × 24-фн карронадами и двумя длинноствольными 3-фн пушками нарвался на турецкую эскадру и был настигут двумя самыми крупными и быстроходными кораблями в эскадре — 110-пушечным «Селимие» и 74-пушечным «Реал-беем», причем на одном корабле находился адмирал (капудан-паша) турецкого флота, а другой шёл под вымпелом контр-адмирала Но наши моряки не стушевались, решили дать бой, и....победили. Фантастика конечно.

Дальше, слово самому триумфатору:
РАПОРТ командира брига "Меркурий" капитан-лейтенанта КАЗАРСКОГО адмиралу А.С.ГРЕЙГУ 14 мая 1829 года №130. «Когда замечено было приближение Турецкаго флота к бригу, он, следуя сигналу командира фрегата «Штандарт», лег галвиндом при юго-западном ветре, имея неприятеля на юг. Вскоре оказалось, что перемена курса принесла мало пользы. Лучшие ходоки неприятельского флота, два корабля, один 110-пушечный, под флагом капудан-паши, а другой 74-пушечный, под адмиральским флагом, приметно настигали бриг, а в исходе второго часа пополудни они были от него в растоянии полутора пушечного выстрела. В это время ветер стих, и ход преследующих кораблей уменьшился.

Пользуясь этим обстоятельством, он прибегнул к единственному средству ускорения хода, к веслам, надеясь посредством их увеличить расстояние, отделявшее бриг от неприятеля: но не прошло и получаса, как ветер посвежел снова, корабли стали приближаться к бригу и открыли по нему огонь из погонных пушек. Видя совершенную невозможность уклониться от неравного боя, он собрал совет из офицеров. Поручик корпуса штурманов ПРОКОФЬЕВ, от которого первого было потребовано мнение, предложил «взорвать бриг, когда он будет доведен до крайности». Вследствие этого мнения, принятого всеми единогласно, было положено защищаться до последней возможности и если будет сбит рангоут, или откроется большая течь, тогда схватиться с ближайшим неприятельским кораблем, и тот офицер, который остается в живых, должен зажечь крюйт-камеру, для чего был положен на шпиль пистолет. После этого, обратившись к нижним чинам, объяснил он им, чего ожидает от них Государь и чего требует честь императорского флага, нашел в команде те же чувства, как и в офицерах: все единогласно объявили, что будут до конца верны своему долгу и присяге. Успокоенный таким общим единодушием, он приказал прекратить действие веслами, поставить людей к пушкам, сбросить в море ял, висевший за кормой, и открыть огонь из ретирадных портов*. Вскоре 110-пушечный корабль начал спускаться с тем, чтобы занять место с правой стороны брига и дать продольный залп; но «Меркурий» избежал последнего, приспустившись вовремя.

Таким образом еще около получаса бриг подвергался выстрелам одних погонных пушек, но потом был поставлен между двумя кораблями; каждый из них сделал два залпа по бригу, после чего с корабля капудан-паши закричали по-русски: «Сдавайся и убирай паруса». Ответом на это были залп всей артиллерией и дружный ружейный огонь. Тогда оба корабля, сдавшись к корме брига, открыли по нем непрерывную канонаду ядрами, книпелями и брандскугелями, которыми был произведен пожар, вскоре, однако, потушенный. Во все время «Меркурий» не прерывал своего огня, стараясь по возможности уклоняться от продольных выстрелов, пока удалось перебить ватер-штаги и повредить гротовый рангоут стопушечного корабля, что заставило его закрепить бом-брамсели, привести к ветру и лечь в дрейф; но прежде прекращения действия он послал бригу залп со всего борта. Другой корабль продолжал сражение, переменяя галсы под кормой брига и бил его продольными выстрелами, которых никакими движениями невозможно было избежать; но, со всем тем «Меркурий» отстреливался до того времени, пока счастливым выстрелом удалось перебить у неприятеля нок-фор-марс-рею, падение которой увлекло за собой лисели; тогда и этот корабль привел в бейдевинд». Заканчивая свой рапорт, Казарский добавил, что он не находит слов для описания храбрости, самоотверженности и точности в исполнении своих обязанностей, какие были оказаны всеми вообще офицерами и нижними чинами в продолжение этого трехчасового сражения, не представлявшего никакой совершенно надежды на спасение, и что только такому достойному удивления духу экипажа и милости Божией должно приписать спасение судна и флага Его Императорского Величества. Урон в команде брига состоялся из четырех убитых и шести раненых нижних чинов. Пробоин в корпусе оказалось 22, повреждений в рангоуте 16, в парусах 133 и в такелаже 148; сверх того разбиты гребные суда и повреждена карронада"
Капитан-лейтенант КАЗАРСКИЙ

Это сильно! Настоящие герои!
Но к сожалению мало кто помнит, что произошло за два дня до этого боя...
11 мая 36 пушечный фрегат «Рафаил» неправильно оценивший приказ командования и циркулирующий у анатолийского берега встретился с турецкой эскадрой, вышедшей из пролива Босфор, состоявшей из пятнадцати судов: шести линейных кораблей, двух фрегатов, пяти корветов и двух бригов. «Рафаил» попытался скрыться от превосходящего противника, однако ввиду маловетрия это ему не удалось и он оказался окружён. На совете офицеры решили драться «до последней капли крови», как того требовал Морской устав 1720 года, но когда начались разговоры с матросами, офицер, ведший переговоры, доложил, что команда не хочет погибать и просит сдать судно. В итоге капитан 2 ранга Семён Михайлович Стройников (кстати, бывший капитан "Меркурия") приказал спустить флаг и сдать корабль туркам. Случай позорнейший в истории флота российского!

«Рафаил» был переименован турками в «Фазли-Аллах», и турки сделали из этого целое шоу. До сих пор, наверное, помнят об этой истории и славном пленении.
Император Николай I в своём Высочайшем указе от 4 июня 1829 года повелел в случае возвращения фрегата сжечь его:
"Уповая на помощь Всевышнего, пребываю в надежде, что неустрашимый Флот Черноморский, горя желанием смыть бесславие фрегата «Рафаил», не оставит его в руках неприятеля. Но когда он будет возвращен во власть нашу, то, почитая фрегат сей впредь недостойным носить Флаг России и служить наряду с прочими судами нашего флота, повелеваю вам предать оный огню".

Не получилось. К середине XIX века фрегат был выведен из состава турецкого флота и был введен новый фрегат под тем же названием - «Фазли-Аллах». А вот как раз он был уничтожен в Синопском сражении 18 ноября 1853 года эскадрой вице-адмирала П. С. Нахимова: корабль «Императрица Мария» стал на шпринг против фрегата и разгромил его до основания, взорвав остатки, о чём Нахимов доложилНиколаю:
Воля Вашего Императорского Величества исполнена — фрегат «Рафаил» не существует.
Вот так вот за 3 дня на ограниченном участке может проявляться одновременно и героизм и малодушие...
Приятного времени суток.

  • 1
можно подумать, это единственный случая спуска флага ввиду превосходства неприятеля. увы, такое бывало во всех флотах, даже в советском.

Редко,чтобы без боя

приходит на память только сдача эскадры синявина в лиссабоне во время "англо-русской войны". но там - целая эскадра, хотя, на мой взгляд совершенно правильное решение- зачем было воевать за интересы франции, которая сама чуть позже напала, а англия стала нашим союзником?

  • 1
?

Log in

No account? Create an account