id77 (id77) wrote,
id77
id77

Category:

Известный отечественный авантюрист Иван Тревогин.

Здравствуйте уважаемые.
На прошлой неделе мы с Вами слегка прошлись по жизни и судьбе известного авантюриста, которого даже Акунин сделал одним из своих героев: http://id77.livejournal.com/1219506.html. Ну а сегодня я решил немного рассказать еще об одном отечественном искатели приключений - Иване Ивановиче Тревоге, он же Тревогин.
Мне почему он стал интересен. Оказывается, его отец - иконописец Иван Тревога, был уроженцем города Луцка, где у бабушки я проводил каждое лето в славном и прекрасном детстве :-)) Начал изучать его судьбу и нашел немало любопытного.
Иван Иванович родился 29 июля [9 августа] 1761, село Гороховатка Изюмской провинции, где отец расписывал местные церкви. Отец был добрый и хороший человек, но очень сильно пил. Когда Ивану-младшему было 9, он утонул, оставив жену с 3 детьми. Благодаря заступничеству губернатора Е. А. Щербинина поступил в Харьковское училище и показал себя очень и очень способным человеком. Много учился и был успешен по всем предметам. Дальше начал служить по гражданскому ведомству, и прожил бы свою жизнь тихо и спокойно, если бы в руки не попала ему одна книга, полностью и безусловно поменявшая его жизнь. Книга эта называлась "Погребальный обряд сиамцев". Он перевел ее с французского и буквально влюбился в нее. Теперь его статью стала не простая и обыденная жизнь, а жажда приключений и путешествий.
Сменив фамилию на Тревогин, Иван переезжает в Санкт-Петербург.

В имперской столице, немного помыкавшись по различным малооплачиваемым работам он внезапно решил...основать новый журнал, получив в мае 1782 года от петербургского обер-полицмейстера П. В. Лопухина разрешение издавать оный. Журнал назывался «Парнасские ведомости», и вот какое объявление о нем дал в «Прибавлениях к Санкт-Петербургским ведомостям» сам Тревогин:
«Для удовольствия почтенной публики предпринято намерение И. Т. издавать в свет сочинение под заглавием Парнасских Ведомостей, где будет трактовано о астрономии, химии, механике, музыке, экономии и о прочих других учёностях, а в прибавлении будут помещены критические, любовные, забавные и красноречивые сочинения, в стихах и в прозе»
Впрочем, недолго это все продолжалось, очень недолго. Впав в огромные долги, Иван был вынужден бежать из страны, и начать свои приключения. Добравшись до Ораниенбаума, Тревогин переправился на шлюпке в Кронштадт, договорился там со шкипером голландского корабля «Кастор» и 16 августа 1782 года нелегально отправился в Голландию. В октябре, после неудачной попытки поступить в Лейденский университет, юноша приехал в Роттердам и нанялся на голландское каперское судно «Кемпан» под вымышленным именем Роланда Инфортьюне (Несчастного). Своим проворством и сообразительностью он приглянулся боцману и вскоре был назначен на унтер-офицерскую должность. Но морская служба оказалась тяжелее, чем предполагал Тревогин. Попытавшись в феврале 1783 года бежать с корабля на шлюпке, он был подвергнут телесному наказанию, но всё же списан на берег. Тревогин решил отправиться во Францию, назвавшись Франсуа Лафудром, матросом «Кемпана».
Попав в конце-концов в славный город Париж, из-за бедности и нужды Иван решается на самую известную и яркую свою авантюру. Услыхавший от бывалого боцмана корабля «Кастор» о райском острове Борнео, где люди приветливы и открыты, решил, что там он может осуществить свою мечту, дать людям просвещение, и тогда возникнет то, о чем ом грезил бессонными ночами - Империя Знаний.

Долго и серьезно он продумывал свою систему, и изложил ее окончательно уже в дальнейшем в тюрьме.
Основу этой Империи Знаний должен был составлять «Офир» или универсальная академия, призванная собрать в одно место все науки и искусства «для приведения оных в совершенство и для просвещения народов».
Тревогин полагал, что обустройство просвещённой монархии следует начать с её столицы Иоании, которая должна стать большим и многолюдным городом: «Тщетно за оную приниматься для малого числа людей». Жители Иоании и всё население страны — «благосклонные, верные и доброжелательные подданные» — получают освобождение на десять лет от «всяких податей и государственных поборов», а прочие привилегии — «отныне и во веки веков».
Правитель области, избираемый на пять лет из числа членов Тайного совета, носит титул Аполлона. В его обязанности входит «вкоренять в интересах Пользы и Просвещения знания в человеческие сердца», «размножать и приращать сумму и сокровища учёной области», «ненавидеть злобу и неправду», переписываться с «представителями учёной области, находящимися в других странах» и с «публичными учёными собраниями», наконец, «поощрять подчинённых своих к трудам и учениям посредством награждений, также сохранять правосудие, избегать лихоимств и сему подобного и содержать своё правление в тишине и спокойствии, как доброму и благорассудительному человеку и патриоту принадлежит, дабы в короткое время могла счастливая Россия показать в свете осьмое чудо, которое откроет миру все сокрывающиеся в природе вещи» Главным в деятельности правителя Тревогин считал обеспечение справедливости: «За вольность и обиду общественную и за закон не должен он никогда щадить своего войска, но оным защищать сии вещи до последней капли крови». Автор предъявлял высокие требования к личности монарха, жизнь которого должна быть «строгой, отягощённой заботами и трудами». В просвещённом государстве «престолы не наследственны, но возводятся на оные из членов те, которых чрезвычайный совет способными к правлению найдёт». Гарантируется сменяемость правителей всех рангов, включая царя («цари не могут быть много раз на царство помазанными»), а выдвижение на государственные посты, вплоть до высших, соответствует способностям и заслугам; если, например, царь найдёт «человека вернейшего и премудрейшего из всех своих подданных», то он может его предпочесть всем своим министрам. В Империи знаний правление «есть по большей части демократическое, ибо дела принимаются и решаются общими советами». Исходя из таких свойств человеческого духа, как память, разум и воображение, Тревогин намечал в составе своей империи департаменты истории, философии и поэзии (или искусства вообще).
Наука же становилась важнейшим средством и гарантом гармонизации общественных отношений: «Офирский кавалер не что иное есть, как только учёная особа, вступившая в Офир для службы из одного только к человеческому роду усердия и любви». Вступать в Офир могли лица, имевшие определённые заслуги в сфере наук и искусств, без различия пола и возраста. Члены Офира освобождались от налогов и штрафов и получали право путешествовать по всему свету за счёт организации. Были детально разработаны церемониал, форма одежды должностных лиц и иерархическая система научных званий: генерал-профессора (гроссмейстеры), обер-профессора, просто профессора и т. д.

Вот такая вот интересная и вполне стройная система.
Однако, добраться до Борнео (ныне Калимантан) он не смог, поэтому решил стать государем некой Голконды, объявив себя «Иоанном Первым, природным принцем Иоанийским, царём и самодержцем Борнейским и прочая и прочая». Якобы принц лишился голкондского престола «не войною и не врагами, но своими же подданными, злоумышленниками и льстецами». По сочинённой Тревогиным легенде, принц Иоанн побывал в турецком и алжирском плену, затем в России, а во Францию прибыл, чтобы собрать сторонников для возвращения трона.

Крепость Голконда

Это наделало много шума, и его начали принимать в лучших домах Парижа. Он вел себя достойно и ему верили. Однако, денег все равно не хватало, и он пошел на воровство, за что был пойман и посажен в Бастилию. Там его разоблачил местное светило лингвистики, прямо рассказав о том, что он авантюрист и свою историю заимствовал из книги аббата де Ла Порта «Всемирный путешествователь». Интересно, что остался протокол допроса его в Бастлии. Он небольшой по объему и можно привести тут полностью:
Вопрос адвоката и комиссара Пьера Шенона:
— Отвечай! В твоих бумагах есть письмо, писанное на русском языке латинскими литерами.
«Благодарение Богу за то, что все мои дела идут с великим успехом. Мы заняли денег пятьсот тысяч гульденов, с помощью которых я нашел двух инженеров, двух архитекторов, землемеров, пять офицеров с их солдатами, коих всех послал к назначенному месту, снабдив их с моей стороны инструкциею и планом города с крепостью, который я приказал делать не теряя времени под именем ИОАННИЯ, приняв титул Короля Борнейского и купив там некоторую часть земли. Пьер де Голконд».
— Что означает сия часть письма по сделанному нами переводу? Ответ арестанта:
— Я признаю, что писал сие письмо, однако ж не помню, в какое время. Оное писано было господину Салгарию, начальнику над солдатами в Голландии. Но оное не послано к нему, я дожидался возвращения моего брата.

Вопрос Пьера Шенона:
— Правда ли, что ты приказал делать город с крепостью под именем ИОАННИЯ? В которое время и в котором месте?
Ответ арестанта:
— Я хотел приказать строить город и крепость на острове Борнео, когда вступлю во владение Голкондского королевства в том случае, ежели бы Великий Могол отказал мне от моего наследия.
Вопрос Пьера Шенона:
— Кто суть те солдаты и пять офицеров, о коих говорится? Ответ арестанта:
— Я еще не получил солдат, а купил бы их как рабов на острове Борнео. Что же принадлежит до офицеров, то нашел трех человек в Голландии, объявивших добровольно свое желание. Они все трое служат на кораблях в Роттердаме.
Вопрос Пьера Шенона:
— По какой причине дал ты своей крепости имя Иоанния? Ответ арестанта:
— Когда я потерял моего брата, то положил завещание назвать крепость, которую хотел построить, именем того святого, в день который я его обрящу. Я его нашел 22 марта нынешнего года, который именуется днем святого Иоанна. По сей причине я и крепости хотел дать имя ИОАННИЯ.
И последний вопрос:
— Отвечай, тебе известно, что за сокрытие истины тебя ждет смертная казнь?
Арестант, твердо и холодно глядя в глаза Пьера Шенона, произнес:
— Да. Известно.


Однако его не казнили. 24 мая 1783 года Тревогин как опасный государственный преступник был отправлен из Парижа в Россию в сопровождении тайного агента П. А. Обрескова. 27 мая они сели на корабль в Руане и 17 июня сошли на берег в Кронштадте. По пути «секретный арестант» объявил, что отказывается от Голкондского царства. В Петербурге расследованием дела самозванца занялся лично начальник Тайной экспедиции сам многоумный и страшный Семен Шешковский. Тревогин был заточён в Петропавловскую крепость, где его содержали в отдельной камере, как и в Бастилии, но впоследствии в его деле и личности полностью разобрались и Тревогин был отдан в солдаты в Тобольский гарнизонный батальон. Умер 1 [12] марта 1790 в Перми.
Вот такой вот был у нас мыслитель, литератор, и прожектер немного авантюрного характера, не доставивший много беспокойств, но оставивший яркий след в истории
Приятного времени суток.
Tags: Авантюристы, История
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments